Menu
RSS
logo
Вы находитесь здесь:Главная/Ресурсы секций/Церковное лидерство/Панельная дискуссия «Как остаться консервативным в сфере теологии и ценностей и современным в сфере коммуникации» [видео]

Панельная дискуссия «Как остаться консервативным в сфере теологии и ценностей и современным в сфере коммуникации» [видео]

Панельная дискуссия «Как остаться консервативным в сфере теологии и ценностей и современным в сфере коммуникации» [видео]

Ярослав Лукасик: Известный христианский апологет Френсис Шеффер сказал, что во все времена у церкви было только две задачи: остаться верным всему написанному в Библии и передать это вечное послание максимально понятным для современных людей языком.

Наш мир очень быстро меняется: меняются технологии и средства коммуникации, но также меняются и ценности. Причём сегодня эти изменения происходят на порядок быстрее, чем сотни лет назад.

Участники панельной дискуссии: епископ Союза церквей евангельских христиан-баптистов в Республике Беларусь Леонид Михович, заместитель епископа Объединённой церкви ХВЕ Беларуси Леонид Бирюк, первый заместитель старшего епископа УЦХВЕ Анатолий Козачок и пастор «Церкви Иисуса Христа» г. Минск Дмитрий Зеленский. Модератор — директор Восточноевропейского лидерского форума Ярослав Лукасик.

panel

Согласны ли вы с тем, что нам нужно оставаться консервативными в сфере теологии? Как вы это понимаете?

Л.М.: Мы должны быть современными не только в сфере передачи послания, но и в самом богословии. Подлинное богословие — это то, которое мы применяем к определённой ситуации, оно должно быть современным, а не просто механическим переносом определённых догматических утверждений.

Должны ли мы делать более современными богословские фундаменты этого послания? Какие основные библейские доктрины вы понимаете, как незыблемые?

Л.М.: «Мы за классическую библейскую теологию, верную евангельской традиции». Есть доктрины, которые стоят того, чтобы за них умереть. Например, это доктрина о Христе, Который умер, был погребён и воскрес на третий день.

Л.Б.: Эти доктрины подвергаются наибольшим атакам со стороны культов и ересей. И когда мы говорим в церквях «читай Библию!», часто мы имеем в виду «читай и понимай её так, как мы». Что касается «осовременивания» наших доктрин, я могу сказать, что до определённого момента от нас никто не требовал некой позиции по вопросу эвтаназии, например, или другим вопросам, возникшим недавно.

bible black white

А.К.: Когда мы говорим о новых вызовах, то мы не искажаем сами истины Писания. Я склоняюсь более к тому, что есть истина, и есть вещи, которыми мы сегодня пользуемся как данностью, а ещё пару десятилетий назад их не было или они были недоступны, но это не истина, это изменяющиеся вещи. Я консервативен в смысле истины, но мы можем использовать все современные методы для распространения истины.

Д.З.: Когда я уверовал в 1991 году, мне было 17 лет тогда, и слово «консервативный» тогда имело для нас негативный оттенок, ведь мы считали себя очень прогрессивными людьми благодаря форме служения. Сегодня, 27 лет спустя, мы, конечно, иначе всё оцениваем, и я считаю себя консервативным в смысле ценностей, но стараюсь быть современным в плане средств передачи этих ценностей.

Я думаю, нам стоит разделить форму и содержание. Например, есть очень красивое послание в христианской песне, но передают его используя тяжёлый рок. Насколько возможно передавать содержание используя некие неподходящие формы? Приемлемо ли это? Ведь в современном мире форма уже несёт часть содержания.

Л.Б.: Я думаю, что всегда существуют определённые границы. Некоторые вещи звучат вызывающе — например, рэп. Насколько человек чувствителен и научен тому, где могут быть границы?

guitars

Л.М.: Вопрос о форме и содержании сложен, и мы можем вернуться ещё к Аристотелю, который рассуждал об этих понятиях. Мы должны весьма осторожно относиться к форме и содержанию, рассуждая о том, какое происхождение этой формы, какие ассоциации она вызывает. Иногда ассоциации могут быть слишком сильны для того, чтобы передавать Евангелие.

А.К.: Евангелие на самом деле — конфликтная вещь. Когда мы представляем его, не каждый захочет его принять. Если кто-то думает, что формой мы переплюнем этот мир, он ошибается. У нас есть что-то, чего нет в этом мире. Если говорить о тяжёлой музыке — это музыка бунта, и она вызывает не те ассоциации, которые нужны нам, христианам. Создайте хорошую атмосферу в церкви, принятие людей и душеопекунство — это будет работать.

Д.З.: Я могу сказать на конкретном примере, что группа «Новый Иерусалим», очень известная в 1990-х годах, играла довольно тяжёлую музыку, и многие люди покаялись благодаря ей.

Может ли быть такое, что настолько верующие люди привязаны к некоторой форме, что они в самой форме уже видят содержание?

Л.М.: Я бы подтвердил эту мысль. Ещё в ХІХ веке фортепьяно считалось чисто светским инструментом, но сегодня мы без проблем используем его в церквях.

piano

Л.Б.: Многое зависит от культуры. В Индии, например, даже в самых харизматических церквях мужчины и женщины сидят отдельно. Зачем разрушать те устои, которые не вызывают проблем?

Тут сразу возникает вопрос: а вообще традиция — это хорошо или плохо?

Д.З.: Наверное, мы должны признать тот факт, что мы не можем без традиций. Де-факто они существуют и будут существовать. У Иисуса и Павла были свои традиции, они делали некие вещи «по обыкновению». Проблема заключается в том, когда мы начинаем «вести крестовые походы» за традиции, ставя их выше Самого Бога.

А.К.: Традиция — это хорошая вещь, а когда уже традиция начинает мешать, её нужно пересматривать. Часто называют традиционными церквями те, в которых хор. Но те, где поёт группа прославления, тоже традиционны — у них просто другая традиция. Не нужно проповедовать традицию, нужно проповедовать Христа.

Мир очень быстро меняется. Какие вы видите самые главные проблемы в пасторской работе, ученичестве, связанные с этими изменениями?

Л.М.: Одно из изменений, особенно среди молодых — это так называемый плюрализм мнений. Современный молодой человек воспринимает всех, не только христиан. С одной стороны, это проблема, ведь человек не ищет абсолютной истины, ему всё равно, но с другой стороны это возможность, ведь он открыт. Сейчас нет такого благоговения и пиетета перед проповедником, как ранее, и это также является проблемой.

youth w b

Л.Б.: Проблема семьи как институции, взаимоотношений в семье. Также «всеядность»: сегодня доступны все средства, Интернет, и люди часто легко поддаются на разные веяния.

А.К.: Если сравнить сегодня с 90-мы годами, сегодня молодёжь более правдива, она не терпит фальши. Ей необходимо какое-то объяснение, просто сказать «нельзя» недостаточно. Сегодня молодёжь очень занята. Но самая большая проблема сегодня — это миграция людей, особенно в приграничных регионах Украины.

Д.З.: Враг очень сильно использует разные средства, особенно в музыке и искусстве, где в умы людей вкладываются деструктивные вещи, причём сами они часто об этом и не подозревают.

Я часто замечаю в церквях такой конфликт между правдой и любовью, когда люди говорят: «Ну мы же должны любить этого человека, принимать его, каким он есть». Видите ли вы такую тенденцию?

Л.М.: В нашей практике, наверное, всегда будут такие отклонения, когда или любви будет много, или строгости. Например, автор многих книг Филипп Янси в ответ на вопрос о его отношении к неким грехам сказал, что он не спешит называть грех грехом, чтобы не испортить отношения с грешником.

Л.Б.: Когда мы имеем дело с грехом, практически у нас выбора нет: либо мы подгоняем Библию под человека, либо человека под Библию. Но это скорее вопрос ученичества.

А.К.: Евангелие — это всегда вызов. Сказать человеку истину — это и есть любовь. Мы не можем не сказать человеку истину, как врач, который лечит больного. Человек должен знать истину, другого выбора у нас нет — это и есть любовь.

За последние 150 лет в западном протестантизме очень распространилась либеральная теология, когда христиане перестают верить в основные догмы христианства. На Западе либеральная теология привела к эрозии христианства на местах, практически уничтожив его. Может ли эта идеология прийти в Украину и Беларусь? Если да, что нужно сделать, чтобы это не произошло?

Д.З.: Отчасти она уже приходит. Есть люди, преподаватели в семинарии, которые уже немного взяли либеральную теологию. Плюс есть Интернет, и можно не выходя из дома изучать что угодно. Но я оптимист, верю, что истина победит и победа будет за здравым библейским учением.

Л.М.: Я не верю в особенную избранность славянского народа, когда говорят «там на Западе грех, а мы твёрдо стоим в вере». Нам нужно быть готовыми к этим процессам и твёрдо стоять в истине. Нам также нужно осторожно, но легко относиться к современным «новомодным» течениям — всё это пройдёт, а Библия останется.

church europe

С одной стороны, в Европе происходят процессы, когда количество христиан уменьшается. С другой стороны, в других частях мира происходит бурное пробуждение и рост церквей. Как вы видите будущее христианства в мире? Какую роль в нём будут играть Украина и Беларусь?

А.К.: Мне кажется, в Европе просто перестали проповедовать Евангелие как такое. Где проповедуется Евангелие, там церковь растёт. Если говорить о роли Украины, то наше движение ХВЕ открыло уже десятки церквей в Европе, в разных странах. Это больше связано с эмиграцией, но местные люди также приходят в эти церкви.

Л.М.: Я реалист и полагаю, что мы должны видеть и хорошее, и плохое. Мы видим определённые проблемы в Европе, но также видим и рост церквей в Европе. Христианство всегда выживало, в разных формах. Что касается восточной Европы, наша задача в том, чтобы остаться верными.

Л.Б.: Никогда в истории человечества не было настолько сильным в мире миссионерское движение. Оно, конечно, встречает много препятствий на пути — это и финансовые трудности, и языковой барьер. Статистика говорит, что 70% взрослых людей пришли к Богу в возрасте от 4 до 14 лет, и сейчас особенное внимание к инициативе «4-14», достижению детей. В Западной Европе есть церкви, которые продолжают расти, и это не только эмигрантские церкви. Нам нужно водительство Божье, нужен труд.

Д.З.: Никогда никому не было легко, и наше время не самое сложное. Нам нужно двигаться вперёд и передать эстафету следующему поколению.

Я.Л.: Мы верим, что всё закончится победой Агнца, и очень важно, чтобы мы были вместе с Ним до конца, до победы.

Наверх