Menu
RSS
logo
Вы находитесь здесь:Главная/Ресурсы секций/Апологетика/Логика и Бог [статья]

Логика и Бог [статья]

Логика и Бог [статья]

Что такое логика? Должен ли Бог и Его истина соответствовать логике, или Он выше её? Противоречат ли логике чудеса, описанные, в частности, в Библии?

Логика занимается методами валидного мышления. Она указывает, как выводить правильные заключения из посылок, и яв­ляется необходимым предусловием всяко­го мышления. По сути дела, она основана на фундаментальных законах реальности и истины, на тех принципах, которые делают рациональное мышление возможным. Логика оказывает­ся столь необходимой и неизбежной в каче­стве инструмента всякого мышления, что даже те, кто отмежевывается от нее, выну­ждены, тем не менее, прибегать к логичес­ким формам, чтобы обосновать свой отказ от логики.

Три фундаментальных закона всякого рационального мышления таковы:

1.Закон непротиворечивости (А не есть не-А).

2.Закон тождества (А есть А).

3.Закон исключенного третьего (либо А, либо не-А).

Каждый из них выполняет важную функцию. Без закона непротиворечивости мы могли бы говорить, что Бог есть Бог и что Бог есть диавол. Если не будет обязате­лен закон тождества, то не останется ни единства, ни тождественности. Без него не было бы разницы, что говорить — «я есть я» или «я есть кресло». Если же не дейст­вует закон исключенного третьего, то про­тивоположности могут быть верны одно­временно.

Кроме этих основополагающих принци­пов, существуют принципы правильного построения умозаключений. Такие умозак­лючения традиционно относят к дедуктивной или индуктивной логике или к трансцендентальной аргументации. Все это, однако, опирается на три основополагающих закона в той или иной их форме.

Логика и Бог. Коль скоро логика есть основа всякого мышления, она есть и осно­ва всякого мышления о Боге (богословия). Кое-кто возражает, что при этом происхо­дит подчинение Бога логике. Но Бог в силу Своего верховного владычества не подчиня­ется ничему, кроме Себя. Так как же мыш­ление о Боге может подчиняться логике?

В каком-то смысле Бог не подчиняется логике; это наши высказывания о Боге под­чиняются логике. Все рациональные утвер­ждения должны быть логическими. По­скольку богословие призвано делать раци­ональные утверждения, богословские утверждения, как и все прочие, подчиняются законам рационального мышления.

В другом же смысле, Бог действительно подчиняется логике, но не потому, что су­ществует нечто высшее, нежели Он. По­скольку логика выражает принципы раци­онального мышления, и поскольку Бог есть рациональное существо, Он подчиняется лишь Своей рациональной сущности. По­стольку, поскольку логика разумна, она вытекает из самой сущности Бога, а Бог подчиняется Своей сущности. В самом деле, Он не мог бы действовать вопреки ей, как в этическом аспекте, так и в логичес­ком. Например, «невозможно Богу сол­гать» (Евр. 6:18). Точно так же Богу невоз­можно войти в противоречие с Собой. Ни то, ни другое не соответствовало бы Его фундаментальной сущности.

black white

Бог не только подчиняется Своей рациональной самосогласованности; Он также подчиняется логике, которая из нее выте­кает. Ведь мы не смогли бы даже начать думать или говорить о Боге, не будь закона непротиворечивости. В этом смысле логика первична по отношению к Богу тем, что мы должны обратиться к логике, прежде чем сможем даже начать думать о Нем рацио­нально. Логика первична по отношению к Богу в аспекте познания, но Бог первичен по отношению к логике в аспекте бытия. Логика первична по отношению к Богу гно­сеологически; но Бог первичен по отноше­нию к логике онтологически.

Возражать, что тем самым мы подчиняем Бога своей логике, — означает устанавли­вать ложную дихотомию. Логика есть логи­ка; нет «нашей» логики в противополож­ность «Его» логике. Наша логика основана на Его логике. Рациональная сущность Бо­га есть основа нашей рациональной сущно­сти. Он соделал ее такой, чтобы мы могли нечто понимать относительно Него. Закон непротиворечивости применим к мышле­нию Бога точно так же, как к нашему. Лю­ди не изобрели его; они его открыли.

Рациональность в противопоставлении рационализму. Другие возражают в том плане, что подчинение истин о Боге челове­ческому рассуждению представляет собой разновидность рационализма. Однако при та­ком возражении упускается из виду не­сколько важных моментов. Во-первых, Бог не подчиняется нашему рассуждению. Бог есть источник рассудочности, и Он создал нас подобными Себе. Таким образом, осно­вополагающие принципы рассуждения не переносятся на Бога по нашему произволу; Напротив, они сами исходят от Бога.

Во-вторых, основополагающие законы разума не противоречат Божиему открове­нию; они составляют существенный эле­мент в общем Божием откровении. Челове­ческая рациональность с ее основополагаю­щими законами есть проявление рацио­нальности Бога. Бог рационален, а люди созданы по Его подобию. Таким образом, применение логики не противоречит откро­вению; оно входит в него составной частью.

В-третьих, даже частное откровение не может быть ни понято, ни передано вне логики. Мы даже не смогли бы отличить Божие от­кровение от откровения диавола, если бы не действовал закон непротиворечивости. Далее, когда в Библии говорится, что «так возлюбил Бог мир», мы не могли бы даже узнать, что любовь не есть ненависть, если бы не закон непротиворечивости. Таким об­разом, логика существенна как для общего, так и для частного откровения.

И наконец, существует разница между тем, чтобы обращаться к рассудку и быть рационалистом. Рационалист стремится установить все истины через человеческий разум. Рассуждающий христианин просто обращается к разуму для того, чтобы вы­явить истины, раскрытые Богом в общем откровении или в откровении частном, че­рез Библию.

Логика и Аристотель. Некоторые кри­тики традиционной логики возражают, что логику изобрел Аристотель, и у нас нет причин предпочитать его западную форму логики логике «восточного» типа, где за­кон непротиворечивости не применяется. Однако Аристотель не изобретал логику; он ее открыл. Законы рационального мыш­ления извечно были действительны в Боге, а у рациональных существ — с самого их сотворения. Аристотель только сформули­ровал эти законы.

aristotle

Подобная критика подразумевает также, будто бы «восточное» мышление может из­бежать обращения к логике. Но как мы ви­дели, основополагающие законы мышле­ния неизбежны для всех рациональных су­ществ, в какой бы культуре они ни жили и какого бы мировоззрения ни придержива­лись. Ни один «восточный» философ не может даже подумать или заговорить, не обращаясь к закону непротиворечивости. Само отрицание этого зако­на в своем выражении опирается на его су­ществование. Он в буквальном смысле сло­ва неопровержим.

Множество типов логики. Еще возра­жают, что существует много типов логики. С какой стати мы должны выделять только один тип и делать его эталоном для всех остальных типов? В ответ достаточно ука­зать, что, хотя типов логики существует много (дедуктивная, индуктивная, симво­лическая и так далее), все формы логики, тем не менее, основаны на фундаменталь­ных принципах рационального мышления, изложенных выше. Например, ни одна ва­лидная форма логики не может быть по­строена без принципа непротиворечивости. Если противоположности могут быть вер­ны одновременно, то невозможным ока­жется само мышление. Но мы не можем отрицать мышления, не мысля при этом. Поэтому отрицание законов мышления в буквальном смысле слова немыслимо.

Логика и всемогущество. В Библии ска­зано, что «человекам это невозможно, Богу же все возможно» (Мф. 19:26). Он всемо­гущ, а всемогущее Существо может сделать все. Поэтому, казалось бы, Бог может нару­шать, если пожелает, закон непротиворе­чивости. Однако такой вывод основан на неверных представлениях. Когда Библия учит, что Бог может сделать невозможное, речь идет не о том, что актуально невозмо­жно, а лишь о том, что невозможно для людей.

Далее, всемогущество не подразумевает, будто бы Бог может сделать то, что проти­воречиво. Иначе Бог мог бы перестать быть Богом. Но для Несотворенного невозможно решить, что Он хочет стать сотворенным. Для Необходимого Существа (Которое не может не быть) невозможно решить, что Его больше не будет. Бог не может вступать в противоречие со Своей сущностью. Поэто­му всемогущество не означает, что Бог мо­жет в буквальном смысле сделать все. В Библии сказано, что «невозможно Богу солгать» (Евр. 6:18; ср. 2 Тим. 2:13). И точ­но так же, как Бог не может вступать в противоречие со Своей нравственной сущ­ностью, Он не может вступать в противоре­чие со Своей рациональной сущностью. В самом деле, всемогущество означает лишь, что Бог может сделать все то, что не явля­ется актуально противоречивым или невоз­можным. Например, Бог не может сделать квадратный круг. Не в состоянии Он и сде­лать камень, настолько тяжелый, что не сможет его поднять. Ибо если Он может сделать его, Он может его и передвинуть. Богу даже не понадобится «двигать» ка­мень. Достаточно будет уничтожить его и создать заново в любом нужном месте.

bible tablet

Логика и чудеса. Бог создал законы при­роды, однако переступает их границы, тво­ря чудеса. Бог установил зако­ны тяготения и текучести жидкостей, одна­ко Иисус ходил по воде. Разве не могут за­коны логики нарушаться подобно законам физики?

Во-первых, это ложная аналогия. Зако­ны природы являются описательными, а законы логики, как и законы этики, — за­коны предписывающие. То есть законы ло­гики указывают нам, как мы должны рас­суждать, чтобы наше мышление соответст­вовало реальному положению дел. Как и законы нравственности, эти законы пред­ставляют собой универсальные предписания. Каждый должен приходить к выво­ду, что коль скоро все треугольники имеют три угла и данная фигура есть треугольник, то она имеет три угла. Исключения не до­пускаются; прийти к этому выводу обязан каждый. Законы же физики — это описа­тельные обобщения. Они просто сообщают нам, как обстоят дела; они не наставляют нас о том, что должно быть. В качестве опи­саний обычного положения дел они допус­кают исключения. Чудо есть исключение. Как таковое, оно не противоречит общему закону. Сравнение законов физики с зако­нами мышления неправомерно.

Далее, Бог не создавал законов логики. Они выражают Его несотворенную сущ­ность. Бог рационален, и существуют определенные фундаментальные принципы ра­циональности, которые не могут изменять­ся точно так же, как Бог не в состоянии изменить Свою сущность. Не таковы зако­ны физики. Предположительно, Бог мог бы сотворить другие миры, с иными законами в них. Закон тяготения, например, действу­ет в материальной Вселенной. Он недейст­вителен для ангелов, не имеющих физиче­ского тела.

Логика и тайны веры. Кое-кто возража­ет, что величайшие тайны христианской веры, такие как Троица, Воплощение и предопределение, не соответствуют законам человеческо­го разума. Существует разница между ут­верждениями, которые выходят за пределы человеческого разумения, такими как ис­тины веры, и утверждениями, которые идут вразрез с разумом. Те, которые выхо­дят за пределы человеческой способности рассуждать, не идут вразрез с разумом. Чело­веческое разумение без помощи в виде част­ного откровения не в состоянии постичь их. Они могут быть познаны только через част­ное откровение. Коль скоро эти истины поз­наны, их посылки не противоречат другим раскрытым в откровении истинам.

man eye

Логика и Троица. Доктрина Троицы го­ворит о трех лицах одной Сущности. В ней не утверждается, будто бы существуют три лица в одном лице, или три сущности в одной Сущности. Это было бы логическим противоречием.

Логика и Воплощение. Воплощение не означает, будто бы Бог превратился в чело­века. Инфинитное Существо не может пре­вратиться в финитное, а Необходимое — в лишь возможное. Утверждается лишь, что второе лицо Троицы стало человеком. Ии­сус принял человеческую природу, не рас­ставаясь со Своей божественной природой. Таким образом, Воплощение было не вычитанием божественного, а добавлением чело­веческого. Две природы одного лица не есть противоречие. Противоречием были бы две природы одной природы или два лица одного лица, но не две природы, существующие у одного лица. Это тайна; это не противоречие.

Логика и предопределение. Не создает ло­гического противоречия и сочетание предо­пределения со свободой воли. Нет противо­речия в утверждении, что Бог предопреде­лил, кто будет спасен, постольку, посколь­ку Он предопределил, что это будет осуще­ствляться через свободный выбор людей. Противоречием же было бы утверждать, будто бы Бог принуждает людей свободно принять Его, поскольку принудительная свобода логически абсурдна. Но утвержде­ние о том, что Бог в Своем всеведении пре­допределил, как Он будет осуществлять спасение через Свою благодать и через наш свободный выбор, не содержит логического противоречия. Это тайна, а не логическое противоречие.

Источник: «Энциклопедия христианской апологетики» Нормана Л. Гайслера.

Наверх