Menu
RSS
logo
Вы находитесь здесь:Главная/Ресурсы секций/Апологетика/Христианские мыслители: Клайв Стейплз Льюис (1898 — 1963)

Христианские мыслители: Клайв Стейплз Льюис (1898 — 1963)

Христианские мыслители: Клайв Стейплз Льюис (1898 — 1963)

Благодаря тому, что многие из его произведений имели популярную форму, такую как радиобеседы или сказки для детей, Клайв Стейплз Льюис (C.S. Lewis, 1898 — 1963) может быть назван самым известным в двадцатом столетии христианским теистом и апологетом.

Профессор Оксфордского университета и бывший атеист, он умел выразить проникновенные истины так просто, что нашел путь к сердцам миллионов людей. Льюис говорил, что не считает себя философом или богословом, однако благодаря глубокому пониманию важнейших основ теизма он стал выдающимся апологетом и популяризатором.

Сущность и существование Бога. Льюис разделял представления Августина, Ансельма и Фомы Аквинского о Боге как вечном, необходимом, трансцендентном, нравственно совершенном и личностном Существе. Бог трансцендентен пространству и времени: «Почти наверняка можно сказать, что Бог не погружен во Время. Его жизнь не состоит из моментов, следующих друг за другом. [...] Половина одиннадцатого — как и любой другой момент от начала мироздания — всегда является для Него вечным Настоящим». Иными словами, «Он располагает всей вечностью, чтобы прислушиваться к молитве, вознесенной пилотом падающего самолета за долю секунды до взрыва».

Космологическое доказательство. Хотя Льюис признавал теистическую форму эволюции, он верил в творение «из ничего». Ибо «то, что Бог создает, не есть Бог; точно так же, как то, что делает человек, не есть человек».

Материя есть продукт космического Разума. «Но признать существование космического разума такого рода — значит признать существование Бога вне Природы, Бога трансцендентного и сверхъестественного». Вселенная есть материя. Материя не может порождать разум; только разум может порождать материю. Мироздание не было сотворено из какой-то предсуществовавшей материи или субстанции. Оно было сотворено «из ничего».

Бог сотворил мир не потому, что должен был это сделать; Он сотворил мир потому, что хотел этого. Существование Вселенной целиком обусловлено благой волей ее Творца.

universe 1

Нравственное доказательство. Льюис начинает «Просто христианство» с той посылки, что объективный нравственный закон указывает на существование нравственного Законодателя. Существует «нечто, руководящее Вселенной и проявляющееся во мне в виде закона, который побуждает меня творить добро и испытывать угрызения совести за содеянное мною зло. Думаю, нам следует предположить, что эта сила скорее подобна разуму, чем чему-нибудь иному, потому что в конечном счете единственное, что мы знаем помимо разума, — это материя. Но едва ли можно вообразить себе кусок материи, дающий указания».

Доказательство Льюиса можно вкратце сформулировать так:

  1. Должен существовать объективный и всеобщий нравственный закон, иначе никакие этические суждения не имели бы смысла. Ничто нельзя было бы называть злым или нечестным делом, и не было бы никаких причин выполнять обещания или договоренности.
  2. Этот нравственный закон не возникает внутри нас. По сути дела, мы им связаны.
  3. Источник этого закона больше похож на разум, чем на материю, и не может быть составной частью мироздания — не в большей мере, чем архитектор является частью спроектированного им здания.
  4. Следовательно, существует нравственный Законодатель, Который есть высший источник и эталон для способности различать добро и зло.

Сущность человека. Что бы ни утверждала наука о возникновении человеческого тела, этот процесс имел божественный источник и был завершен Богом через сотворение рациональной человеческой души.

Человеческие существа рациональны. Льюис пишет: «Я не мог бы объять мироздание, если бы не мог доверять своему разуму. Если бы мы не могли доверять умозаключениям, мы не могли бы ничего знать, кроме того, что существуем».

man snow mountain

Секулярный гуманизм, в своей простоте, которая хуже воровства, удаляет у человека орган нравственности и все же требует выполнения нравственной функции. «Мы создаем человека без грудной клетки и ждем, что он будет добрым и смелым. Мы насмехаемся над честью и поражаемся, обнаруживая предателей в наших рядах».

Человеческие существа бессмертны. Льюис также говорит о вечной ценности человека. Это утверждение вытекает из веры в то, что каждый человек создан по образу Божиему. Утверждать гуманизм, отрицая высшие нравственные ценности, — значит вообще не признавать за человеком никакой реальной ценности. Секулярные гуманисты, считает Льюис, отменяют, а не утверждают гуманизм (см. «Человек отменяется» и аллегорическое изложение тех же идей в романе «Мерзейшая мощь»). Отрицая сущность человека, его бессмертие, его нравственную природу и подобие Богу, они отрицают личность и уничтожают основу для высшего уважения к человеческому достоинству.

Ирония этого парадокса, таким образом, состоит в том, что секулярные гуманисты, возводя человека на престол божества, лишают его гуманного отношения вместе с соответствующим правом на уважение. И напротив, христианство, утверждая, что основа для высших ценностей происходит от трансцендентного Бога, сохраняет и основу для человеческого достоинства.

cslewis books

Итак, секулярные гуманисты дегуманизируют то, что стремятся обожествить. Только христианская позиция обеспечивает истинную гуманность. Единственной гарантией от тирании и рабства является утверждение высшего достоинства бессмертной человеческой личности в контексте абсолютного нравственного закона. Ведь «процесс, который, если его не контролировать, отменит Человека, идет среди коммунистов и демократов ничуть не медленней, чем среди фашистов». Только при абсолютном нравственном законе существует та конкретная реальность, в которой возможна подлинная человечность.

Льюис остро осознавал опасность замены объективного нравственного закона Божьего субъективными политическими законами. История учит, что от диктаторов, вышедших за пределы нравственного закона, ничего хорошего ждать не приходится. Когда неограниченная политическая власть сосредотачивается в руках одного человека, потенциальные возможности для зла огромны. Эта мысль прослеживается также в социальном подтексте аллегорического романа «Мерзейшая мощь».

Как видится Льюису, в конце жизни и истории будет два типа людей: «те, кто скажет Богу: "да будет воля Твоя", и те, кому Бог в конце концов скажет: "да будет воля твоя". Все, кто попадает в преисподнюю, сами это выбрали».

cslewis 1

Отрывок из статьи «ЛЬЮИС, К. С.» из «Энциклопедии христианской апологетики» Нормана Л. Гайслера.

Наверх