Menu
RSS
logo
You are here:Home/Networks resources/Missionaries and Church Planters/Круглый стол «Трудовая эмиграция и миссионерство в Европе» [видео]

Круглый стол «Трудовая эмиграция и миссионерство в Европе» [видео]

Круглый стол «Трудовая эмиграция и миссионерство в Европе» [видео]

Эксперты: Леонид Бирюк — заместитель епископа Объединенной церкви ХВЕ Беларуси, старший пастор церкви «Вифания»; Юрий Веремий — епископ, заместитель президента УЦХВЕ, старший пресвитер объединения церквей ХВЕ Ивано-Франковской области. Модератор: Валерий Алымов.

По статистике, 10 млн украинцев переехали из Украины в Европу. Из них 4 млн — это люди, которые переехали в Европу на постоянное место жительства, и 6 млн — на заработки. По данным, в частности, в Польше проживает 1,2 млн украинцев, в Канаде — 1,2 млн, в США — 940 тысяч, в Италии — 231 тысяча, в Германии — 230 тысяч.

Как это отображается на нашей миссионерской деятельности и что нам с этим всем делать?

Л.Б.: Я работаю с русскоязычными церквями уже по меньшей мере 20 лет и был в таких церквях в Германии, Франции, Бельгии, США, Канаде, Латвии и многих других странах. Раньше русскоязычными были церкви, которые не были русскими, но состояли также из украинцев и других русскоязычных национальностей. Есть русскоязычные церкви в таких экзотических странах, как ОАЭ, Ливан и другие. Сейчас, когда выехало много украинцев, этот ландшафт изменился, что внесло некую сумятицу. Мы должны достигать людей на том языке, на котором они себя комфортней чувствуют.

Ю.В.: Мы не ожидали, что будет безвизовый режим с Европой. У нас в области повыезжали в Европу целыми сёлами. Европа сформировала вызов для наших людей, и нам нужно как-то на него ответить. И наша церковь становится ответом. Наши настоящие верующие, которые едут туда, делают это, чтобы проповедовать Евангелие. Важно помнить, что церковь — это упорядоченная организация, где есть порядок. Некоторые люди тут «наши», а поехали туда и уже не хотят быть «нашими», хотят больше «свободы».

man map

Не будут ли церкви, которые мы насаждаем за границей, сугубо такими, какими мы хотим их видеть?

Л.Б.: Наведу пример. Есть во Франции французская церковь, но есть ещё 6 или 7 других церквей, которые кто-то считает французскими, а кто-то не считает. Есть африканцы франкоязычные, африканцы англоязычные, малогасийцы (выходцы из Мадагаскара), даже украинцы. Наша стратегия до недавнего времени называлась «3+3». Это значит: первые три пункта — мы предоставляем место нашим верующим, чтобы они не потерялись; мы ищем потерянных, которые нашли себе «вторую семью» там; евангелизация. Но следующие три пункта: достижение смежных славянских народов (поляки, болгары, сербы), которые не имеют своих общин; достижение местных народов.

Ю.В.: Дети, которые выросли там, уже имеют другое видение и их нужно верно направить. Наша цель — проповедовать Евангелие не только украинцам, а всем, кто желает его слышать. Нужно понимать, что для служения нужно финансирование, но здесь нужно, чтобы человек трудился с понедельника по пятницу.

arka

Л.Б.: В каждой стране есть свои особенности, когда люди могут собраться. Они связаны с работой. В воскресенье, как правило, в церквях проводят весь день. Для начала церкви я рекомендую создать группу по изучению Библии, куда принимать всех, даже если есть несогласия в учении, и со временем это перерастёт в церковь.

Ю.В.: Я вижу, как Бог даёт ресурсы для служения. Мы также благодарны, что ситуация в Украине научила нас сотрудничать разными конфессиями.

Л.Б.: В тех местах, где есть больше церквей, проще, поскольку можно выбрать церковь по стилю поклонения, по учению и т.д. Но, например, в Иордании никто не смотрит на конфессиональную принадлежность.

Как можно было бы консолидировать информацию о том, где какие церкви мы можем найти в других странах?

Л.Б.: Ещё в конце 1990-х гг. мы создали такой сайт, где можно было совершить поиск церквей. К сожалению, этот сайт прекратил работу, поскольку создавшее его объединение развалилось.

back to top