Menu
RSS
logo
Вы тутГалоўная/Рэсурсы секцый/Місыянэрства і адкрыцьцё цэркваў/Ток-шоу «Миссионерство через социальную работу» [видео]

Ток-шоу «Миссионерство через социальную работу» [видео]

Ток-шоу «Миссионерство через социальную работу» [видео]

Социальная работа является одним из важнейших заданий поместной церкви. Но как она совмещается с миссионерством и евангелизацией?

Эти вопросы на круглом столе в рамках ВЕЛФ 2018 обсуждали его участники: уполномоченный Президента Украины по правам ребёнка Николай Кулеба, основатель и руководитель служения “Global Christian Support” Ярослав Малько, заместитель епископа Объединённой церкви ХВЕ Беларуси Леонид Бирюк. Модератор: Валерий Алымов.

Какова роль социальной миссии?

Н.К.: Я думаю, что помощь детям, помощь семьям является сегодня приоритетом служения церкви. В семьях есть огромное количество проблем, и также есть огромный кризис лидерства. Церковь может и должна стать ответом для проблемных подростков.

Леонид Викторович, по Вашему мнению, просто проповеди на улице достаточно, или социальное служение имеет большое значение?

Л.Б.: Я думаю, тут содержится противопоставление, и, по моему мнению, это изначально неправильная постановка вопроса. Социальная работа — это не то, что мы принесли просто еду нуждающимся. Здесь нужны разные подходы. Иногда социальная работа является стартовой площадкой для евангелизации, привлечения людей; иногда это идёт вместе; иногда наоборот, мы начинаем с евангелизации, а заканчиваем социальной работой. Социальных проблем всегда будет хватать. Если мы разберёмся с бедностью, то никуда не уйдёт проблема взаимоотношений, разрушения семей. На мой взгляд, социальная работа будет всегда необходима, и она будет совмещаться с делом спасения людей. Иногда миссии занимаются либо одним, либо другим, и это, на мой взгляд, неэффективно.

old hands

Я.М.: Я слушаю это и смотрю на воду в стакане. Нам всем известно, что её химическая формула Н2О, она состоит из двух химических элементов и благодаря этому соединению всё живое может жить. Для меня лично точно также соединяются воедино миссионерство и социальная работа. Я не представляю, как может церковь быть не социальной, ведь каждый человек сам по себе социален. Две вещи, на которые хочу обратить внимание. Когда ты идёшь в какое-то новое «неевангелизированное» место, есть теория и практика. Теория говорит, что там все тебя должны ждать, но на практике всё совершенно иначе: у людей полно своих проблем и им нет дела до тебя. И вот здесь задача миссионера: полюбить людей, которым он не нужен, что-то инвестировать в этих людей, в это окружение, а дальше уже строить Царство Божье.

«Вы - соль земли... Вы - свет мира... Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Матф.5:13,14,16). Какими добрыми делами мы можем и прославлять Отца Небесного, и достигать людей?

Н.К.: Исходить нужно из потребностей людей. Есть базовые потребности людей: безопасность, еда, лечение, и сегодня очень многие семьи нуждаются в этом. Это значит, что церковь должна стать ответом на эту нужду, и двери церкви должны быть открыты всегда, а не только в воскресенье в первой половине дня. Конечно, мы можем сказать, что за это отвечают родители или государство, и мы можем долго думать, кто же станет ответом. Для меня очень просто: если ты чувствуешь призвание служить таким людям, начни служить. Очень часто дети растут с одним родителем, который постоянно на работе, то есть фактически они остаются наедине со своими проблемами. Представьте цифры: 340 тысяч детей травмируется ежегодно, это бытовые травмы различной степени тяжести. Восполняя потребности, мы можем прийти к исполнению миссии церкви именно на той территории, где она находится.

children vingette

Я.М.: Церковь состоит из людей, и очень важно, чтобы каждый человек в церкви на своём уровне ответил на этот вопрос. Потому что есть проекты разного уровня, но каждый проект начался благодаря тому, что один человек начал на своём уровне кормить ребёнка или кого-то одел. Нам не нужно «изобретать велосипед», ведь все социальные проекты записаны в Евангелии, и этих основ 4: накормить и напоить, одеть, посетить и принять. На мой взгляд, пастор каждой поместной церкви должен понимать, что его задача не только дать «хлеб», но и побудить членов церкви к активной работе.

Н.К.: Проблема сегодняшнего времени: мы не видим тех, кто нуждается в помощи. Ребёнок не придёт в церковь и не попросит о помощи. Первое — это желание найти нуждающегося и помочь ему.

Л.Б.: Когда мы начали работать в Индии, и начали одновременно социальную работу там, местный епископ сказал: «Что ты делаете, они всё равно умрут!» Через 15 лет тот же епископ уже учил, что обязательно нужно нести Евангелие, но вместе с хлебом. В Венесуэле мы работали с церквями в трущобах, и там есть в церквях люди, которые сознательно переселились в трущобы, чтобы служить другим людям. Наша задача в странах третьего мира в том, чтобы мобилизовать поместную церковь. В Буркина-Фасо 5000 церквей, но они восприняли миссионерство так, что о заботе о нуждах должны переживать приезжие миссионеры, поэтому наша задача — научить местных.

В основном евангельские церкви воспринимают служение как происходящее внутри молитвенного дома. Что можно сделать такого, чтобы менять такую парадигму мышления у большинства служителей?

Л.Б.: Я думаю, всегда важен контекст. Например, у нас в Беларуси понятие аренды помещения под служения уже давно не существует, и мы вынуждены покупать здания. В таком контексте ещё сложнее вывести людей. Проблема ещё и в том, что старшее поколение рассказывает, как было хорошо в 90-х гг., а новое поколение и не знает, как это было, и эта проблема у нас очень остро чувствуется. В Африке есть такое понятие «церковь под баобабом», и у них вообще нет проблемы, где собираться.

Я.М.: Одна из задач таких форумов — это общение. У каждого из нас есть свои «рамочки», в которых нам хорошо, но эти «рамочки» нужно двигать, изучая опыт друг друга. Нужно посмотреть на окружающий мир вне рамок религиозности.

Н.К.: Я бы посоветовал выйти из зоны комфорта и начать служить людям. Неважно, пастор ты или служитель или нет, должна быть конкретная цель. Сегодня время профессионального служения. Люди, чувствующие боль, всегда есть вокруг нас, но готовы ли мы быть ответом для них?

Л.Б.: Есть такой индикатор вовлечённости церкви в социальном служении — это её бюджет, то есть сколько процентов бюджета тратится на эту сферу. В нашей церкви — это 30-35%. В целом же в мире тратится на миссионерство и социальную работу около 1,5%.

chapel snow

У меня сразу возникает вопрос финансов. У каждого служителя возникает вопрос: где взять деньги? Наш стандартный ответ: найти американского спонсора. Что делать тем, у кого нет такого спонсора?

Л.Б.: Когда я стал пастором церкви, на втором членском я сказал: «У нас столько денег на всё, но всё они в ваших карманах». У нас раз в месяц есть миссионерский сбор.

Я.М.: Я полностью согласен в тем, что церковь должна начинать с себя. Я руководствуюсь таким правилом: любая вещь, которой вы не пользуетесь один год, вам не нужна. Нужно брать и периодически перебирать свой гардероб. Мы также ездили от церкви работать и половину заработка отдавали.

Н.К.: Я бы предложил другой подход: отдай Богу лучшее. Мы очень много покупаем ненужных вещей. Лучше ущемить себя в чём-то и купить кому-то, кто нуждается, новую вещь. Потому что иногда люди жертвуют просто хлам.

Л.Б.: По этому поводу епископ церквей «Ассамблеи Божьей» в Бангладеш сказал: «когда ты оказываешь бедному помощь, помни, что у него есть своё человеческое достоинство».

Н.К.: Если вы видите себя человеком влияния, вы можете в своём населенном пункте поинтересоваться: какой бюджет на месте расходуется на социальную сферу? Если у вас есть программа, вы можете влиять на формирование бюджета в социальной сфере в вашем регионе. Мы можем либо ждать, пока на чиновника, распределяющего деньги в местном бюджете, сойдёт озарение от Духа Святого, или же мы можем интересоваться этим сами и влиять.

Многие ищут гранты, что вы скажете по этому поводу?

Л.Б.: Конечно, если мы работаем на своём уровне, это не мешает нам получить помощь грантов и международных фондов. Это возможно, но здесь очень важно все условия соблюсти. Тут есть много специфических моментов, которые нужно учитывать.

money salary

Если мы говорим об использовании денег, в частности бюджетных, скорее всего это коснётся сферы профессионализма тех, кто несёт служение в церкви. Что бы вы сказали по этому поводу?

Н.К.: В любой сфере нужно стремиться к профессионализму. Вообще сейчас время профессионалов, в том числе и в служении в церкви. Что бы вы ни избрали, в том числе и в сфере финансов, вы должны стать фандрейзером, и этому нужно учиться. Важно учиться. Я очень часто сталкиваюсь с вопиющей безграмотностью служителей, и меня это очень часто пугает. Если я чем-то начинаю заниматься, и я не изучаю это, я потрачу впустую много времени. Я за самые высокие христианские стандарты.

Я.М.: Конечно же, нужно создавать новые формы и не бояться их. Многие пастора очень уж хотят, чтобы на проекте обязательно стояло имя церкви. Но пасторам нужно не бояться проектов, даже если они не сразу принесут плод — в итоге всё равно выиграет Царство Божье. Учиться нужно, исследовать, углубляться, изучать международный опыт.

Н.К.: Одну вещь скажу: не называйте государственных служащих чиновниками, это государственные служащие, их роль — это служение. Он обязан служить людям, и очень важно наше правильное исповедание. Мы не «чинопочитатели». Очень часто они себя видят людьми, которые видят свой чин.

Пастор любой общины, начиная общественную работу, видит своей целью рост его общины. Какие есть аргументы за социальную работу в том случае, если даже он не видит роста церкви?

Л.Б.: Во-первых, библейское обоснование того, о чём мы говорили. Во-вторых, то, что называется «круги на воде»: когда ты бросаешь камень, пошла волна и она затрагивает разные сферы. Есть сферы, которые видны, и те, которых не видно. Должна быть мотивация спасения людей в целом, а не только в своей поместной церкви.

Какие завершающие реплики вы бы хотели дать нам?

Н.К.: Я бы сказал просто: всегда время служить, но в Украине сейчас уникальное время. С одной стороны, очень много вызовов и страдания. Кто-то смотрит на это как на повод для депрессии, а кто-то — как на возможность для служения. Представьте себе, 36000 христианских церквей в Украине — это огромный ресурс! Вопрос в том, насколько мы эффективно его используем.

Я.М.: Я бы хотел напомнить историю про доброго самарянина. Один из выводов: все люди, которым нужна будет наша помощь, окажутся на нашем пути, нам только нужно обратить на них внимание.

Л.Б.: Золотой фонд наших церквей — это люди. Надо не бояться вкладывать в людей в церкви и вне церкви. Занятость людей в церквях невысока, а социальная сфера позволяет вовлечь таких, кого не вовлечёшь на сцене.

Как можно пресечь открытие всяких греховных заведений?

Н.К.: Зло всегда будет существовать, оно было и будет. Мы не можем запретить всё. Самая эффективная работа — с детьми дошкольного возраста, закладывая ребёнку основы ценностей и понимания себя в этом мире. Мы как церковь должны говорить об эффективных инструментах влияния.

Данная передача была отснята в рамках Восточноевропейского Лидерского Форума 2018, проходившего 7 — 10 ноября.

уверх